Логин: Пароль: ?
 
Продукты питания Ткань, одежда, обувь, постельное белье, текстиль Строительные материалы Бумага, пластик, промтовары Биотопливо Продукция для сельского хозяйства, зоотовары Косметика, средства гигиены Медицинские товары и препараты, лекарства Иное

 

Наши партнеры:

 

Новости/Аналитика

Проблемы литовского коноплеводства (видео)

04.09.2013

После нескольких лет длившихся споров Парламент Литвы решился легализовать техническую коноплю. Коноплеводы утверждают, что Литва оставалась единственной страной в Европейском Союзе, где выращивание технической конопли до сих пор не было официально разрешено. Критики закона отмечают, что принятый закон не предусматривает необходимых мер предосторожности, что дает возможность под прикрытием малонаркотического Cannabisa выращивать марихуану.

Сегодня в нашей студии - Эдгар Бабанов, директор Балтийской ассоциации производителей и переработчиков лубяных культур

Эдгар Бабанов: Добрый день

Пятрас Чимбарас, член Комитета по делам сельского хозяйства Литовского Парламента

Пятрас Чимбарас: Добрый день

Рима Башкене, член Комиссии по противодействию алкоголизму и наркомании Литовского Парламента.

Рима Башкене: Добрый день

Журналист: Господин Чимбарас, вы представляли закон. Когда он вступит в силу, в Литве можно будет выращивать, перерабатывать, а также импортировать и экспортировать безнаркотический каннабис. Объясните подробнее.

Пятрас Чимбарас: Был принят закон и большинство Парламента проголосовало за него. Как вы и сказали в Литве такого закона не было и это противоречило правовым нормам Европейского Союза, и эти противоречия не дали бы ничего хорошего Литве.

Журналист: Санкции?

Пятрас Чимбарас: Да, санкции в два миллиона евро и еще проценты за каждый просроченный день.

Журналист: Два миллиона это за какое время?

Пятрас Чимбарас: Единоразовая санкция около двух миллионов.

Журналист: Единоразовый штраф?

Пятрас Чимбарас: И ещë процент за каждый просроченный день.

Журналист: Так уже был риск таких штрафов? Или это только разговоры?

Пятрас Чимбарас: Ну, здесь может быть господин Бабанов раскажет, потому что это прямо касалось его.

Журналист: Но сейчас этот закон, который вы приняли легализирует именно техническую коноплю.

Пятрас Чимбарас: Да, именно техническая конопля легализируется, а наркотическая как была запрещена, так и останется.

Журналист: Господин Бабанов, вам самому пришлось посидеть на скамье подсудимых за то, что вы выращивали малонаркотическую коноплю.

Эдгар Бабанов: Да, в 2006 году мы приняли решение все таки засеять техническую коноплю в Литве, привезли сертифицированные семена из Франции, засеяли в селе Матаучизны, в районе Обяляй. Мы знали, точно знали, что эти посевы будут замечены, что приедет полиция, что будет скандал, но надеялись, что в этом скандале победит все таки справедливость.

Журналист: Выяснилось?

Эдгар Бабанов: Да, выяснилось. Но, случился большой скандал, приехала полиция, меня обвинили в выращивании наркотических веществ, подсчитали 37 тон. Я стал вроде наркобарона Европейского Союза. Значит, все развивалось так, как будто бы это была марихуана, а не малонаркотическая конопля.

Журналист: Но анализ был сделан?

Эдгар Бабанов: Анализ был сделан, но это было сделано слишком поздно, грубо говоря, судебный процесс длился два года.

Журналист: И в конечном результате?

Эдгар Бабанов: В конечном результате Окружной суд города Паневежис послал запрос в Суд Европейского Союза. Европейский Союз ответил, что законы Европейского Союза в этом случае выше, а Литва должна была еще в 2004 году поменять свою нормативно-правовую базу и разграничить техническую коноплю от марихуаны. Тогда еë могли бы выращивать сельхозпроизводители, потому что для экологических хозяйств это одно из главных растений в Европе.

Журналист: Сколько сейчас выращивается технческой конопли, так сказать, до появления закона?

Эдгар Бабанов: В прошлом году было задекларировано около 138 гектар, а в этом году будет около 300 гектар, потому что уже пробуют выращивать большие предприятия, появилось очень много новых маленьких участков, по 2-3 гектара. Фермеры пробуют, смотрят как получается снимать урожай и его перерабатывать. Появляются крупные предприятия, которые начинают не с гектара или десяти, а сразу со ста, и будут подсчитывать как все реализовать, какая переработка нужна. Самое главное - переработка, без нее мы никуда не денемся.

Журналист: Так получается, что эти крестьяне теперь нелегально выращивают?

Эдгар Бабанов: Что значит "нелегально". Они выращивают законно, мы часть Европейского Союза, а в ЕС все законы есть.

Журналист: Они не получают выплат?

Эдгар Бабанов: Да, они пока не получают выплат.

Журналист: И, скорее всего, финансовой помощи на покупку оборудования?

Эдгар Бабанов: Мы не можем строить промышленность, мы не можем развивать переработку, мы не можем осуществлять продажу, торговлю и так далее.

Журналист: Поняла. Госпожа Башкене, вы голосовали против легализации технической конопли. Объясните почему.

Рима Башкене: И правда, я вхожу в состав комиссии, которая глубже смотрела на этот вопрос. Это Комиссия по противодействию наркомании и алкоголизму Парламента Литовской Республики. Мои милые коллеги тоже знают оценку Департамента службы безопасности, Отдела специальных расследований по этому вопросу. Именно документы присланные этими структурами дали основания сомневаться. И сомнения были не только насчёт выращивания. Я ещё должна напомнит коллегам 39 пункт Договора регламентирующего действия Европейского Союза. Поэтому не стоит так уж сильно пугать Договором Европейского Союза и возможными санкциями. В этом документе описана: "Возможность стран самостоятельно применять определённые ограничения, если присутствуют оправдывающие основания общественной нравственности, общественного порядка, общественной безопасности и другие". Действительно мы, как государство, имеем право принять и определённые ограничения. Однако Комиссия не была против выращивания, комиссия подробно высказалась за контроль, который нам кажется недостаточным и неопределённым. Мы не против крестьян, которые хотят выращивать продукцию, а за то, чтобы механизмы контроля не позволяли бы усомниться в применениии этой культуры. В пояснительном документе, который обсуждал и анализировал Комитет, везде были указаны цифры: и служащим полиции, которые должны будут выполнить определённые расследования, и лабораториям, специалистов которых по сей день в Литве нет. Один анализ стоит 345 лита. Надо анализ делать во время цветения. Сколько будет дополнительно нужно специалистов, кто посчитал эти затраты? В государственном бюджете этих денег нет, никто не говорит об этом. Да, правда, закон вступит в действие c 1 января 2014 года, но, будут ли обеспеченны такие суммы денег в бюджете следующего года, или нужно использовать эти деньги именно на контроль, хотя у нас в стране есть и множество других проблем. Поэтому у нас есть множество сомнений..

Журналист: Ясно, на эти вопросы ответим сразу после разговора с Антанасом Матуласом, заместителем председателя Комитета по делам здравоохранения Литовского Парламента.

Добрый день, господин Матулас.

Антанас Матулас: Добрый день.

Журналист: Вы тоже голосовали против легализации технической конопли. Почему?

Антанас Матулас: Я слышал, что сказала коллега, она и в правду все очень правильно изложила, но я голосовал против и потому, что узаконив выращивание технической конопли в Литве, несомненно увеличиться риск и вероятность злоупотребления законом и нехорошие люди станут ввозить, перевозить или выращивать в Литве наркотическую коноплю. Внешне эти растения практически не отличаются, и если возникнет подозрение, наркотическая ли это конопля или техническая, как коллега уже сказала, государство должно будет нести ответственность за проверку, а попыток перевозить через Литву прикрывшись легализацией или здесь выращивать конечно будет масса, так что риск в Литве сильно увеличивается. Тем не менее, я согласен, что раз уж мы государство Европейского Союза и законы ЕС позволяют выращивать техническую коноплю, мы должны, так или иначе, адаптировать свою юридическую базу. Однако это было сделано немножко поспешно, потому что в последнее время, мы получили справку от Службы специальных расследований, состоящую из 8 пунктов, где было ясно сказано, что в закон надо внести определенные изменения и что механизм контроля является недостаточным. Но почему-то этой справки никто не обсуждал. Поэтому мы и предлагали отложить хотя бы на неделю рассмотрение закона. Мне кажется данный документ должны были рассмотреть и Комитет по национальной безопасности - потому что это вопрос национальной безопасности и другие комитеты. Комитет по вопросам сельского хозяйства, должен был обсудить эту справку Службы специальных расследований, но почему-то от этой мысли отказались, а нам, тем кто был против, было предложено изменять закон потом, уже после его принятия. Это вообще нелогично, и, поскольку я видел больше проблем, чем пользы от этого закона в Литве, я голосовал против.

Журналист: Спасибо, господин Матулас. И впрямь, господин Чимбарас, почему вы не обсуждали документ, полученный от Спецслужбы? В нëм же были выражены сомнения.

Пятрас Чимбарас: Господин Матулас сказал неправду. Комитет по вопросам сельcкого хозяйства данный документ обсуждал. В этой справке пункты, так скажем, более рекомендационного характера. Могу некоторые упомянуть: - чтобы репутация у предприятия, которое занимается коноплеводством была безупречной, - и не только у самого предприятия, а также у его акционеров и у членов правления. Думаю, что здесь слишком много защитных мер заложено. И так в этом законе довольно много ограничений..

Журналист: Но раз уж возникают какие то сомнения, может и в правду нужно ввести все возможные меры защиты.

Пятрас Чимбарас: Литва, единственная страна, которая сделала закон для безнаркотического растения.

Журналист: А как другие страны эти законы применяют?

Пятрас Чимбарас: Я был в Латвии, говорил с министром сельского хозяйства, встречался с членами Комитета по делам сельского хозяйства Эстонии и спрашивал, как дела обстоят у них. Говорил, вы знаете, что у нас такой закон есть. Они на меня смотрели с удивлением, "... вы что, для зерновой культуры закон применяете"? Да, говорю. Ну, говорят, вам нечего делать. У нас всë решается указом министра. И порядок. А у нас - закон.

Журналист: По вашему мнению того, что предусмотрено в редакции нынешнего закона недостаточно?

Рима Башкене: И в правду, недостаточно, потому что мы говорим только о лицензировании и защитных мерах. Мы совсем не говорим о ввозе, переработке, здесь уже контроля нет. Что мы и предлагали, наша комиссия. Ну, пусть будет усиленный контроль на ввоз, потому что мы не знаем, что мы ввозим. Если речь идет о земледельце, которому мы хотим помочь, мы сразу ему закрываем путь - выращивайте, но в то же время мы создадим вам огромную конкуренцию. Этого ли надо земледельцам Литвы?

Журналист: Господин Бабанов, сколько есть фермеров, которые выразили желание выращивать техническую коноплю?

Рима Башкене: 12, вроде.

Эдгар Бабанов: На данный момент 26.

Журналист: 26?

Рима Башкене: Будут выращивать, выращивали 12?

Эдгар Бабанов: Нет, всего выращивают 26 человек. Для 20 из них наша ассоциация сама продала сертифицированные семена конопли. Есть и такие, которые сами ввезли семена, кто из Финляндии, кто из Польши. К концу года будут точные цифры, потому что все декларируют, что все будут делать по закону. Никто не хочет проблем, пусть учатся порядку, как всë правильно делать.

Журналист: Понятно. Продолжим дискуссию сразу после рекламы. Оставайтесь с нами. 

Журналист: Возвращаемся в студию и продолжаем дискуссию о легализации технической конопли. Господин Бабанов, хочу вас спросить, где гарантия, и какая гарантия вообще, что рядом с этой, технической коноплей, как здесь все опасаются, не будет выращиваться марихуана?

Эдгар Бабанов: В Литве выращивалась, выращивается и будет выращиваться марихуана и страна является одной из самых крупных стран-экспортеров наркотических веществ в Европу и в Россию. Единственной проблемой для гроверов становится техническая конопля. Если марихуану выращивают в ангарах или в теплицах, а близи есть поле, где выращивается техническая конопля, онa переопыляет наркотические растения. Товаром в наркобизнесе является цветок. Когда растение опыляется и осеменяется, пыльца, которая содержит психоактивное вещество смешивается и в итоге получается на цветках марихуаны малонаркотическая пыльца. Продукт перестает быть интересен для наркорынка. Человек, у которого есть ангар с наркотическими растениями ужасно боится того, чтобы никто вокруг не выращивал техническую коноплю.

Пятрас Чимбарас: Радиусом в 10 км.

Эдгар Бабанов: А проконтролировать нет никаких проблем. В Украине есть аппарат размером c ручку. Может чуть больше. Приезжают ученые в поле, нажимают на растение и сразу видят, кокой уровень тетрагидроканнабинола. Может и не совсем точно, но если уровень превышает 0.2 процента, аппарат это сразу показывает. Это не стоит миллионы.

Рима Башкене: Тaких ручек в Литве нет..

Эдгар Бабанов: Да, нет. А могли бы быть уже с 2005 года. А в 2006 году можно было организовать весь контроль.

Журналист: Хорошо, господин Чимбарас, кто будет контролировать?

Пятрас Чимбарас: Все будет контролировать Государственная служба по растениеводству.

Журналист: Так они с этими ручками будут ездить?

Пятрас Чимбарас: Нет. Будут исследовать оборудованием которое есть, а им можно исследовать. В бюджете не предусмотрены большие средства. Единоразово будет выделено около 1 млн. лит, а потом нужно будет около 400 000 лит ежегодно.

Журналист: На контроль, вы имеете в виду?

Пятрас Чимбарас: Да, но в данный момент, каждая проверка стоит государству 350 лит. Приняв этот закон, земледельцы будут сами платить за проверку по 350 лит с каждого поля. В бюджет. А это уже доходы.

Рима Башкене: Дай Бог, чтоб так было.

Журналист: Госпожа Башкене, в законе предусмотрено что в механизме контроля будет участвовать и полиция..

Рима Башкене: Ну да. Сколько сил полиции будет брошено только на контроль конопли?

Эдгар Бабанов: Нет никакой проблемы. Эта практика сейчас во всем мире применяется. Литва очень маленькая страна. Если наложить карту Литвы на карту Германии, то это будет Берлин и его окрестности, ну может чуть больше. Контролировать такую страну не стоставляет проблем. Не надо много сотрудников, не надо особых инвестиций и экономика от этого не пострадает. За трое суток Литву может облететь самолетик с прицепленным аппаратом, который все показывает и снимет все растения. Каждое растение имеет свой цвет. Коноплю показывает фиолетовым цветом. За трое суток можно узнать где кто выращивает коноплю, даже в теплице.

Журналист: Здесь с выращиванием все хорошо, что госпожа Башкене и говорит, экспорт, импорт, здесь есть сомнения.

Эдгар Бабанов: Экспорт, импорт. Через Литву идет транзит наркотических веществ. Это да. Но у нас есть очень сильная Служба специальных расследований и еще всякие другие секретные службы.

Журналист: Но та же самая Служба специальных расследований говорит, что в законе предохранительных мер недостаточно.

Эдгар Бабанов: В законе предохранительные меры такие, что по всей Европе разъезжают грузовые машины с утеплителями и другими материалами, сделанными из конопли. Никто этого не контролирует. Есть специальные службы, которые занимаются только контролем наркотических веществ. У них есть свой бюджет, они зарабатывают немалые деньги, они делают свое дело. Они прекрасно знают, сколько кто покупает у дилера, сколько у нас в Литве дилеров, сколько через Литву провозят наркотиков. Однако не надо сравнивать сельскохозяйственную культуру с наркотической. Это совершено разные растения.

Журналист: Здесь наверное никто и не сравнивает эти культуры, потому что это совсем разные вещи, но возникают вопросы из за посторонних вещей, которые их окружают.

Эдгар Бабанов: Посторонних вещей, которые их окружают не существует. Это неведение. Наши ученые знают, что это другая культура.

Рима Башкене: Сейчас мы думаем, что конопля спасет мир.

Эдгар Бабанов: Нет, не конопля спасет мир, а мы спасем коноплю, а потом конопля литовскую экономику.

Журналист: по телефону обсуждаем данный вопрос с членом правления общественной организации "Родители против наркотиков" Сигитасом Камараускасом. Добрый день, господин Камараускас.

Сигитас Камараускас: Добрый день.

Журналист: Скажите, организация, которую вы представляете, все время очень остро высказывалась против легализации технической конопли. Почему?

Сигитас Камараускас: Ну, мы высказываемся критично потому, что думаем, что легализация конопли вызовет увеличение употребления наркотиков в масштабах страны. Употребление конопли вызовет употребление других, более опасных наркотиков, таких как героин.

Журналист: На каком основании вы так говорите?

Сигитас Камараускас: На основании опыта Европейских стран, a также опыта США.

Журналист: Чем конкретно? То есть, там были случаи, про которые вы сейчас говорите?

Сигитас Камараускас: Там все время идет дискуссия вокруг этой проблемы. Например, если взять в масштабах Европы, это не такая уж и большая проблема, чтобы о ней дискутировать. Речь идет о 15 000 гектар легальных посевов технической конопли. А у нас в Литве каких объемов пока нет. Одним словом, у нас пока только 12 человек выращивают малонаркотическую коноплю, а это не такое уж и большое число. А почему не выращивать другую культуру, у которой давние традиции, такую как лëн, например? Почему именно коноплю? Неясно как будет использоваться техническая конопля, где Cannabis потом будут использовать.

Журналист: Понятно.

Сигитас Камараускас: И если мы основываемся на заграничном опыте, особенно на опыте США, так там сделаны выводы, что при выращивании промышленных посевов технической конопли, увеличивается употребление наркотической и еë нелегальное производство. Это не секрет, что в этих полях, может быть посеяна конопля у которой гораздо больше психоактивных веществ. Как здесь сказал бывший министр Старкевичус там где культивируют техническую коноплю не растет наркотическая.

Журналист: Хорошо, господин Камараускас, спасибо вам. Вернемся к тому, растет или не растет. Чтобы ответить на эти вопросы сориентируемся, есть ли какое-нибудь научное обоснование того, что рядом с технической коноплей действительно невозможно выращивать марихуану?

Пятрас Чимбарас: У меня есть выводы, представленные учеными, если мы до сих пор верим в науку.

Журналист: А где эти выводы? Их кто-нибудь видел?

Пятрас Чимбарас: Да, у меня есть и у Старкевичуса.

Журналист: Вы их видели, госпожа Башкене?

Пятрас Чимбарас: На презентации в Парламенте всем показывали эти документы и каждый член Сейма мог ознакомиться с этими выводами ученых.

Рима Башкене: Надо больше просвещать общество и давать больше информации, тогда будет меньше сомнений. А мы, как законодатели, должны обеспечить такой закон, который не вызывал бы сомнений. В этом случае 38 членов Парламента воздержались или голосовали против, думая, что закон несовершенен. Значит и вы, и те, которые представили этот закон на рассмотрение, не сделали всего, что могли, чтобы этих сомнений не осталось. И тогда, может быть, выводы ученых сделали бы свое дело.

Журналист: Господин Бабанов, как вы думаете, что еще можно было бы дополнительно предусмотреть в законе, чтобы этих сомнений не осталось и никто бы не думал, что техническая конопля это наркотик и что с ее выращиванием не будет проблем?

Эдгар Бабанов: В первую очередь надо смотреть не на закон, а узнать, что это за культура, где ее используют, как она растет. Почему, например, не растет марихуана в поле с технической коноплей? Она в теории может расти, но не будет, только из-за того, что психоактивный каннабис растет в два раза медленнее. Техническая конопля была выведена много лет назад учеными Института лубяных культур, которые работали над этой проблематикой более 20 лет. Они вывели такую коноплю, которая растет в двое быстрее, чем наркотическая и у нее вдвое больше волокна и семян. Психоактивная конопля не будет расти вместе с технической. Если попытаетесь вырастить на одном и том же поле психоактивный Cannabis и Hemp, безнаркотическая конопля затмит марихуану. Она растет в два раза медленнее. Мы уже с 2011 года предлагали каждой политической партии, сделать выставку о малонаркотической конопле в Парламенте. Объяснить, что такое техническая конопля, что такое медицинская, что такое наркотическая. Какие между ними различия, как она растет опираясь на научно обоснованные факты. Ученые могли бы провести лекции, рассказать об этом. Не осталось бы никаких сомнений.

Рима Башкене: Вы зацикливаетесь только на выращивании. На счет выращивания, я уже говорила, ни наша комиссия, ни другие члены Парламента сомнений не выражали. Возникла проблема основная и более глобальная. Куда мы денем продукцию? Как мы ее переработаем? Не надо смотреть узко и видеть только эту проблему - будем выращивать или нет. Подумаем - как будем перерабатывать? Получит ли земледелец и наше государство какую то пользу? Не будет ли конкуренции с другими странами? Не будет ли эти верëвка, сырье для которой выращено в Литве дороже чем та, которую ввезут из Китая или какой-нибудь другой страны. Где экономическая выгода!

Эдгар Бабанов: Для чего нам сейчас обсуждать экономическую составляющую, если на данный момент стоит вопрос о легализации культивирования малонаркотической конопли. Легализация предполагает выращивание, селекцию, подготовку специалистов, а для этого нужно 5 лет. Университет Стулгинскиса должен подготовить специалистов по выращиванию технической конопли или культивированию иных лубяных культур - льна, конопли, крапивы и так далее. С экономической выгодой то же самое - есть промышленность. Есть Технологический университет, который будет готовить специалистов по переработке. Предприниматели, можете спросить у Текстильного института, восхищаются конопляным волокном и возможностями его использования. Конопля летает в космос!

Журналист: Господин Бабанов, очень коротко, заканчивая, потому что время нашей передачи уже кончилось - где используется техническая конопля?

Эдгар Бабанов: Из конопляного масла изготавливают пластик, волокно можно использовать вместо стеловолокна. Наши столы и стулья могут быть произведены из конопляного биокомпозита.

Журналист: Медицина?

Эдгар Бабанов: Лучшие продукты питания, протеин производят из семян технической конопли. Текстиль - лучший в мире, потому что она не пропускает ультрафиолет и не отдает тепла, она антиаллергенная. Есть около 50 000 разных продуктов, это действительно чудесное растение. А Литва с давних времен, уже сотни или тысячи лет является производителем лубяных культур. Здесь росли и лен, и конопля. Конопля для нашего климата - самое полезное, самое подходящее растение. Наша земля ей подходит и климат. И весь мир признает, что волокно, выращенное в Литве, самое хорошее в мире.

Рима Башкене: Очень бы хотелось встретится с вами много лет спустя и порадоваться, что Литву спасла конопля. Давайте обеспечим контроль и всем будет спокойно.

Автор: 
Эдгар Бабанов (Литва)
Объявления
Все объявления »