Логин: Пароль: ?
 
Продукты питания Ткань, одежда, обувь, постельное белье, текстиль Строительные материалы Бумага, пластик, промтовары Биотопливо Продукция для сельского хозяйства, зоотовары Косметика, средства гигиены Медицинские товары и препараты, лекарства Иное

 

Наши партнеры:

 

Новости/Аналитика

Исконная трава искорененная

03.06.2011
Ситуация с коноплей в Украине: зачем наркотики, когда и без них «обхохочешься»

Еще в 70-х годах прошлого века в Институте лубяных культур (тогда имевшем статус всесоюзного) начались селекционные работы по выведению так называемой безнаркотической конопли. Вскоре ученые-селекционеры заявили о создании сортов, в которых содержание тетрагидроканнабинола (ТГК) было настолько ничтожно, что выкури ты хоть гектар — желаемого эффекта не получишь. Сегодня они утверждают, что именно благодаря украинским разработкам отрасль коноплеводства, запрещенная в большинстве стран Европы в связи с расцветом наркомании, была реабилитирована и развивается стремительными темпами (только в Германии с 1997 г. построено более 30 коноплезаводов).

Наши ботаники пошли дальше и объявили в прошлом году, что добились того, что их конопля вообще не содержит ТГК, но контролирующие органы по-прежнему так бдительно следят за посевами этих безнаркотических растений и так усиленно наводят порядки в этой отрасли, что даже руководители несчастного десятка наших аграрных предприятий, рискнувших выращивать коноплю в Украине, в этом году послали этот бизнес вместе с регуляторами куда подальше. Лишь в двух хозяйствах (Института лубяных культур и фирмы «Агро-Ханф») засеяли поля коноплей. Еще 10 лет назад таких производителей в Украине насчитывалось около 70.

Справка «2000»

В 2011 г. под посевы конопли была выделена самая низкая квота — 357 га (для сравнения — среднее сельхозпредприятие имеет более 1000 га посевных площадей).

В 1913 г. посевная площадь конопли в Украине составляла 127 тыс. га. В 1975-м — 72 тыс. га. В 90-е — 10 тыс. га.

В 70-х годах в Украине производилось 21 тыс. тонн волокна. В 1990-м — 7,7 т и 1,2 тыс. т зерна. В 2008-м — с 900 га собрали 3 тыс. т волокна и 120 т зерна.

В 2008-м первичная переработка производилась на трех предприятиях, в 2010-м — на одном. Житомирский и Ровенский текстильные комбинаты остановились.

Сегодня в магазинах стран Западной Европы и Северной Америки продается сотни наименований продуктовой и текстильной продукции из конопли. В Киеве нам удалось отыскать лишь конопляную оздоровительную подкормку для попугаев, конопляное масло по фантастической цене (в 5 раз выше, чем арахисовое), обувь из конопли, которую шьет единственный в Украине энтузиаст, а также одеяла и коврики из конопляного волокна фирмы AGRO-HANF.

Необычный милицейский ритуал

Я направляюсь в Глухов Сумской области, где расположен известный на весь мир Институт лубяных культур, фото бывшего директора которого размещено в Музее конопли Амстердама. Под фото подпись — «Враг марихуаны №1». Таким образом голландские «планокуры» отметили достижения украинских селекционеров по лишению растений свойств «вставлять» и «торкать» (как известно, Амстердам считается центром субкультуры, ратующей за легализацию употребления производных из конопли для получения удовольствия).

В этот же день — просто совпало — глуховский институт посетили сотрудники Сумского БНОН (Департамент борьбы с незаконным оборотом наркотиков МВД), и мне посчастливилось поучаствовать в необычном ритуале, смысла которого не понимал ни один из его участников.

Я обещал директору и сотрудникам не распространяться о деталях этого процесса, поэтому сообщу лишь, что задачу центрального аппарата БНОН они выполнили успешно, убедившись, что под посевы конопли Институт выделил задекларированное количество гектаров: замеры и съемки производились с помощью и при участии сотрудника института с «метровкой», автомобиля редакции «2000», видеокамеры.

Зачем нужно было перемерять поля, где ни убавить, ни прибавить гектаров, на которых еще даже не показались всходы, если можно было получить план этих участков, госакты на землю, — ведомо лишь тем, кто отдает такие приказы. Но абсурдность ситуации заключается в том, что эта и последующие проверки (а через пару месяцев во время цветения конопли милицейские подразделения станут еще и охранять эти поля — закон обязывает коноплеводов организовывать и оплачивать охрану) совершенно бесполезны и с точки зрения здравого смысла, и нисколько не способствуют борьбе с незаконным оборотом наркотиков, так как, подчеркиваем, — наркотиками на этих полях и не пахнет.

Но милиция получит свою законную копейку, генералы и полковники в высоких кабинетах порассуждают о тяжких трудовых буднях — дескать, везде нужен контроль, все учтено до последней травинки.

В машине, когда мы ехали на поле с руководителем отдела маркетинга института Игорем Маринченко и сотрудником БНОН, состоялся следующий разговор:

— Когда рядом с конопляными полями у нас были поля с картошкой, тогда хоть смысл этой охраны можно было объяснить, — рассуждал Игорь Алексеевич, — местные жители картошку не воровали. Теперь... А ведь охране надо платить. Ни много ни мало, а 100 тыс. грн. за два месяца отдай, а это 20% затрат на выращивание. И ведь все прекрасно понимают, что охрана не нужна — с таким же успехом можно охранять крапиву, но на наши обращения пересмотреть абсурдное требование — ноль реакции.

— Не все понимают, — вступается за свое начальство сотрудник БНОН. — На районном, областном уровне понимают, а в департаменте нет. Говорят — как это, безнаркотическая? Не может такого быть! Конопля — марихуана. Значит — наркотическая.

— Да каждый наркоман в Украине знает, что «глуховская конопля» беспонтовая, и нечего туда ехать, — удивляется коноплевод. — А в департаменте — не понимают. И в Верховной Раде — не понимают. Завтра в Комитете по обеспечению правоохранительной деятельности будут обсуждать вопрос об усилении уголовной ответственности за использование психотропных веществ растительного происхождения. За нарушения планируется накладывать админарест до 6 месяцев на руководителей хозяйств, занимающихся выращиванием конопли и мака. Что касается конопли, то таких хозяйств осталось — раз, два и обчелся. Кто захочет выращивать это растение под угрозой судебного преследования? Нас просто обкладывают все более жесткими нормами, и это в то время, когда во всей Европе конопля с малым содержанием ТГК давно декриминализирована. А у нас в этом году отказались сеять в Хмельницком, Черкассах, Чернигове...

— Есть еще такое мнение, что под прикрытием безнаркотической конопли можно посеять вполне наркотическую, — говорю я.

— Допустим. Но ведь логичнее оперативникам приехать на поле во время созревания, собрать образцы, проверить их на содержание ТГК и скосить поле в случае нарушений. Есть и биологические законы — за счет переопыления промышленной конопли и наркотической содержание ТГК у последней уменьшается в разы. Поэтому с точки зрения получения качественного продукта выгоднее засевать наркотическую коноплю под прикрытием других сельскохозяйственных культур.

Кстати, в свое время были проекты по засеванию известной Чуйской долины в Казахстане безнаркотической коноплей для снижения привлекательности для наркобизнеса.

Конечно, у соответствующей службы в случае такой декриминализации появится большой кусок работы — придется ходить и в частные хозяйства, брать образцы, проверять их в лаборатории.

— А лабораторные проверки — это большие деньги, — замечает сотрудник БНОН.

— В общем, мое мнение такое, — продолжил Игорь Маринченко. — Кто садит наркотическую коноплю для употребления и продажи, тот и будет садить — какой закон ни прими. Но если мы нарисуем график, где одна линия будет отображать динамику посевов конопли, а другая уровень наркомании, то первая будет стремиться к нулю, а вторая подниматься вверх. Вот такая взаимосвязь. Все, стоп, приехали!

Вьем веревки

Не только с сотрудниками БНОН и депутатами ВР, но еще и с представителями Государственной службы по контролю за наркотиками, занимающейся вопросами лицензирования не только в сфере выращивания конопли, но и мака, производства психотропных лекарственных средств и т.п., приходится регулярно общаться директору Института лубяных культур Виктору Михайловичу Кабанцу. И он обязан с пониманием относиться к их новациям, ибо без демонстрации лояльности здесь вопросы не решаются. Да и какие могут быть претензии к визитерам: работа у них такая — приказы начальства не обсуждать.

— Проблема наркомании очень серьезна, — соглашается он. — Мы это прекрасно осознаем. В 70-х годах прошлого столетия она приобрела масштабы социального бедствия, поэтому совершенно обоснованно во многих странах коноплю и мак запретили выращивать.

Но Советский Союз жил по своим правилам, и перед учеными Института лубяных культур ЦК партии поставил задачу — создать сорта безнаркотического типа. В середине 80-х в институте вывели сорта ЮСО-31 и Золотоношская-11 с незначительными количествами ТГК. Они не несли социальной опасности. Благодаря этим работам конопля вернулась на поля Евросоюза и Канады. Наше первенство в этих селекционных разработках признано всеми, но после интенсивного научного обмена подобные сорта созданы в Польше, Германии, Канаде, Чехии и т.д.

Согласно экспертизе Государственного научно-исследовательского экспертно-криминалистического центра МВД содержание наркотических веществ в растениях конопли, которые культивируются сегодня в Украине, составляет 0,0008—0,005% при допустимом уровне 0,15%. Кстати, в Европе он составляет 0,2%, в Канаде — 1%, а в лабораториях Голландии идет прямо противоположный процесс, и там добиваются повышенного — более 15%-ного содержания ТГК в растении.

Но не только этими работами славен наш институт. Когда зарождалась эта отрасль (а Институту лубяных культур в этом году исполняется 80 лет), в кряжах (так раньше называли местные сорта конопли) содержалось от 10 до 20% волокна. В результате селекционных работ мы довели процент волокнистости до 36—38% опять же в безнаркотических сортах.

Также мы решили проблему двудомности конопли — она состояла в том, что материнские и отцовские формы созревали в разное время, что создавало большие трудности при уборке урожая. Мы вывели однодомные сорта.

Кроме того, разработали технологии, позволяющие полностью механизировать уборку конопли, ведь еще 30 лет назад все сотрудники института привлекались к довольно тяжелым полевым работам в осенний период, а теперь даже и не знают, когда на полях убирается урожай.

— Техника у вас, гляжу, оставляет желать лучшего.

— Да, на импортную, увы, не зарабатываем. Изношенность оборудования и средств механизации — 80%.

— Вас дотирует государство?

— Государство обеспечивает зарплату научным сотрудникам, а на все остальное — ГСМ, охрану, электроэнергию, командировки — зарабатываем сами.

— Неужели на одной только конопле?

— Не только. Мы занимаемся несколькими видами сельскохозяйственной деятельности, являясь элитным хозяйством по выращиванию зерновых и бобовых культур для Полесского региона Сумщины, выращиваем лен-долгунец, гречку... У нас 1000 гектаров земли, из которых под коноплю отводится на сегодня 150 га, семена ее мы продаем.

— В Украине разрешено высевать только глуховскую коноплю?

— Да. Можно, конечно, закупить семенной материал у европейских производителей, но это обойдется в разы дороже.

— Мы говорили с Игорем Маринченко о повышенном интересе в других странах к возрождению данной отрасли. Он рассказал, что в прошлом году к вам только из России обратилось около 10 предприятий, которые искали коноплю для посева, и что у вас уже заключен договор с россиянами на поставку 40 т посевной конопли с будущего урожая (то есть на половину собранного). О рентабельности, думаю, пока говорить рано. Читал, что интенсификация коноплепроизводства в ЕС идет при государственной поддержке. Дотация на выращивание составляет 150 евро на гектар посева, волокна — 90 евро на тонну.

— Коноплеводство всегда считалось высокорентабельной отраслью. Занимая 7—12% посевных площадей в хозяйствах, именно конопля обеспечивала значительную часть денежных поступлений от растениеводства, но сейчас, конечно, совсем другие обстоятельства. Отрасль надо возрождать, и в 2008 г. государственная компенсация в Украине составляла 640 грн./га, в кризисном 2009-м дотирование сняли.

Начала было поднимать голову Кировоградская шпагатная фабрика, в прошлом году заработал после длительного простоя один из крупнейших в своей производственной нише Харьковский канатный завод, который скупил у нас практически все волокно...

— То есть даже до тканей мы не дошли, пока только вьем веревки...

— Причем вьем в минимальных количествах. В то же время не секрет, что во многих странах возрастает интерес к натуральной пище, одежде, жилью. В Канаде конопляные семена и масло широко используются в пищевой, хлебобулочной промышленности, их добавляют в джемы, варенье. Во Франции вместе с получением волокнистой продукции хорошо развивается производство натуральных утеплителей. В Германии конопляное волокно используется при строительстве автомобилей для шумопоглощения и теплоизоляции. Отходы переработки идут для производства плит для строительной и мебельной промышленности. В Финляндии пеллеты и брикеты из древесной части стебля используют как альтернативные источники энергии.

Кстати, теплотворная способность стеблей конопли — на уровне каменного угля, и подсчитано: за счет конопляной биомассы как топлива можно выработать такое количество метана и метанола, которое позволяет практически полностью обеспечить мир электроэнергией и отодвинуть на второй план использование угля, нефти и природного газа.

— И при этом безнаркотическая конопля по-прежнему остается в списке наркосодержащих веществ. Наверняка это является одной из главных причин, что у нас не хотят заниматься этой культурой — охрана, проверки, лицензии, искусственные барьеры: ясно, что с коноплей лучше не связываться.

— Да, это абсурд. Украина, будучи лидером по созданию промышленной конопли, единственная страна в мире, все еще охраняющая посевы. Мы неоднократно поднимали этот вопрос. Например, еще в 2009-м ходатайствовали, чтобы «Условия предупреждения хищения растений, включенных в перечень наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров» были дополнены пунктом: «Растения рода посевная конопля (Cannabis sativa L) исключить из перечня».

— Так почему же вы не находите понимания в контролирующих органах?

— Человеческое понимание есть. Но как в анекдоте — и сила есть, и воля есть, а силы воли нет. И мы тоже понимаем их опасения, поскольку можно же и дров наломать. Контроль нужен обязательно, семена должны высеваться определенного сорта, лицензию на право этой деятельности надо иметь...

— А я считаю, что необходимо изменить лояльное отношение к методам работы сотрудников правоохранительных органов, иначе угробленная отрасль возделывания технической конопли и переработки в Украине никогда не поднимет голову. Хотите мою версию, почему в этом году усилилось административное давление? Потому что нормативные документы позволяют им смотреть на вас как на очаг наркотической опасности. Вспомним, что в начале года перед членами Кабмина и телекамерами выступил президент (с демонстрацией наркотических веществ, которые были приобретены через интернет) и в пух и прах раскритиковал деятельность подразделений, занимающихся борьбой с незаконным оборотом наркотиков. А теперь мы наблюдаем их показное рвение там, где этого не требуется. В этом, на мой взгляд, заключается и их мотив: смести с полей все «раздражители спокойствия». Шутка ли — с 10 тыс. га в 2010-м квотирование сокращено до 357 га. На 96,5%!

— Это ваша версия. На самом деле до 2008 года квотирования этой деятельности вообще не было. В 2008—2009 гг. под коноплю отводилось 1300 га по квотам, что соответствовало реальной картине возделывания этой культуры, которым занимались в 6—7 хозяйствах. В 2010-м, учитывая повышенный интерес к этой сельскохозяйственной деятельности, Кабмин поднял квоты до 10 тыс. га. В этом году новым руководителем Госслужбы по борьбе c наркотиками проявлена принципиальность: заявки на квоты полагалось подать до 15 ноября прошлого года. Это сделали два хозяйства — наше и «Неплюевские ворота», также из Сумской области. На основании реальных заявок и было принято постановление Кабмина.

Квотные и сигнализационные помехи

Здесь стоит разобраться, откуда такая принципиальность. После разговора с директором Института лубяных культур в голове у меня засел вопрос, а не ищет ли, например, орган, занимающийся лицензированием, каких-то ощутимых выгод; возможно, он создает искусственные барьеры для предприятий, связанных с коноплеводством, в пользу неких избранных? Нет ли тут, как говорят, злоупотреблений?

С 1 января 2008 г. функции лицензирования хозяйственной деятельности по культивированию и использованию содержащих наркотические средства растений переданы от Минагрополитики в Государственный комитет по контролю за наркотиками (на тот момент — при Минздраве), который и занялся вопросом ежегодного обоснования объемов квот. Вскоре — 23 июня 2010 г. — комитет ликвидировали, создав Государственную службу, которую возглавил Владимир Тимошенко, генерал СБУ (до 2007-го занимал пост уполномоченного президентом по вопросам контроля за деятельностью СБУ).

Поиск в интернете привел меня на весьма любопытный сайт общественной организации «Технические культуры Украины», которую представляет Александр Леонидович Игнатюк, имеющий, как сообщается на сайте, пятнадцатилетний стаж работы в Службе безопасности Украины, из которых 7 — в подразделении по борьбе с международным наркобизнесом главного управления «К» СБУ.

Сайт содержит массу полезной информации об украинских производителях, работающих в отрасли возделывания конопли и мака. Здесь собрана вся законодательная база, регламентирующая этот вид деятельности. Отслеживаются события в сфере не только производства промышленной конопли, но и развития медицинских исследований, и создпния лекарств из наркотического сырья, динамики процессов декриминализации и легализации марихуаны в разных странах и т. д. Очень содержательный сайт, изучая который, я обнаружил, что у директора фирмы «Світ тварин», реализующей товары из конопляного семени и волокна (корма для птиц, коврики для четвероногих и т. п.), фамилия тоже Игнатюк, а в телефонном разговоре с Александром Леонидовичем выяснилось, что это его брат.

Еще одно любопытное обстоятельство: Александр Леонидович занимается юридической поддержкой коноплеводов (как говорит, на общественных началах), а генерал Тимошенко, который в отношениях с коноплеводами предпочитает принципиальность, является его бывшим руководителем, начальником главка «К». Вот фрагмент из нашего разговора, «за перекручивание содержания» которого Александр Леонидович пригрозил мне судебным разбирательством:

— Когда встал вопрос объема квот на этот год в Госслужбе по контролю за наркотиками, Владимир Тимошенко вызвал сотрудников и сказал: есть постановление Кабмина, согласно которому мы должны предоставить квоты до 15 ноября. Сколько предприятий и на какую площадь обратились за квотами?

Ему назвали два предприятия — Институт лубяных культур (258 га) и крестьянское фермерское хозяйство «Неплюевские ворота» (99 га). Значит, и даем квоту этим двум предприятиям. Поступил вполне логично.

Но 8—9 февраля на научно-практической конференции по вопросам промышленной конопли, которая проводилась в Институте лубяных культур, у всех были квадратные глаза — несколько предприятий забыли вовремя подать заявки и, получается, пролетели. Тогда было принято решение о необходимости задекларировать, что у нас есть несколько предприятий, которые хотят заниматься коноплей, и ходатайствовать об увеличении площади посевов.

Госслужба по контролю за наркотиками предложила предприятиям, которые не попали в квоты, подать дополнительные заявки. На сегодняшний день подготовлен проект постановления Кабмина, согласно которому еще четырем предприятиям предоставляется квота на посев промышленной конопли.

— Но посевная страда уже прошла. Какой смысл в этом проекте?

— Мы находили и другие способы решения проблем. Например, Институт лубяных культур поделился с полтавским предприятием AGRO-HANF своими квотами. Это была наша идея, мы готовили для AGRO-HANF письма. Принято адекватное решение перераспределить эту квоту, чтобы предприятие посеялось. И решением регулятора от 13 мая этого года 58 гектаров из общей квоты были переданы от Института лубяных культур AGRO-HANF. Это говорит о нормальном подходе Госслужбы к этому вопросу.

А вот Департаменту по незаконному обороту за наркотиками я могу вставить шпильку. И рассказать, каким образом они выкручивали вопрос для получения определенных дивидендов. На профильном сайте МВД был размещен перечень документов, необходимых для разрешения посевов, и к нам обратились несколько предприятий, что представители областных БНОНов требуют предоставить документ, который подтверждает выделение для этого предприятия квот. Такое требование не предусмотрено законодательным актом, и после моего уведомления департамент снял эту информацию.

— Но как они хотели на этом заработать «дивиденды»? Что-то я не понимаю технологии.

— Я фактов доказать не могу, но... Например, известно, что транспортный сбор в Украине отменен, а я только что приехал из Хмельницкой области, где при регистрации сотрудники ГАИ снимают «транспортный сбор». Я им говорю: вы что, головой о сосну ударенные? А они говорят, что им документов не поступало. В общем, делайте выводы сами.

— Все равно ничего не проясняют ваши аналогии. Единственное, что я понимаю, усилиями органов, которые должны заниматься наркотиками, сельхозпроизводителей, которые к наркотикам не имеют никакого отношения, заставили отказаться от посевов этой культуры.

— А чьи это проблемы, что вовремя не подали документы? К кому претензии? Кто хотел — обратился к юристам, и мы нашли выход из этого положения.

Что ж, оставим это без комментариев. Как говорится, на этом месте могла бы быть реклама «юристов-общественников». И еще одна рекламная пауза: вы уже поняли, к кому в этом году следует обращаться в случае дефицита конопляных семян для попугаев?

К слову, в ходе разговора также выяснилось, что и получившие квоту «Неплюевские ворота» в этом году не посеялись — к ним был применен совсем свежий приказ уже департамента БНОН, усиливающий требования не только к охране полей, но и к местам хранения и переработки продукции. 13 апреля 2011 г. постановлением Кабмина (№ 469) утвержден «Порядок выдачи разрешения на использование объектов и помещений, предназначенных для проведения деятельности, связанной с оборотом наркотических средств», в котором от юридического лица, культивирующего наркосодержащие растения, для получения лицензии должны предоставить копии договоров об охране мест не только культивирования, но и хранения и уничтожения растений (с информацией о расположении сил и средств подразделений охраны). В договорах об охране должна быть информация, подтверждающая, что помещения для хранения оборудованы средствами охранной и пожарной сигнализации.

То есть и склад-сарай в «Неплюевских воротах», который расположен у поля, должен быть оборудован сигнализацией, что, разумеется, весьма и весьма накладно.

Получается, если госслужба ставляет «квотные» палки в колеса коноплеводов, то департамент — «сигнализационные». Можно не сомневаться — враг не пройдет.

Под флагом борьбы с наркотиками

Справедливости ради надо сказать, что Александр Игнатюк выступает с резкой критикой искусственных барьеров для коноплеводов. Говорит, что в Украине в этом отношении просто «дикая ситуация», и под флагом борьбы с наркотиками уничтожают высокорентабельную отрасль.

«Сегодня развитие этой отрасли в мире сравнивают с развитием интернета 10 лет назад. Прирост — порядка 30—40% в год. Известно до 50 тыс. наименований продукции, которая делается из конопли. А у нас работает только один коноплезавод (Лютенский конопляный упоминавшейся фирмы AGRO-HANF в Полтавской обл.). Украинскую — даже не переработанную, в виде травы — коноплю готова покупать Великобритания — по очень хорошей цене».

Все это, по словам Александра Леонидовича, происходит из-за того, что понятия «марихуана» (как наркосодержащее растение) и «промышленная конопля» все еще не разграничены на законодательном и нормативном уровнях, и он планирует создать ассоциацию коноплеводов, которая будет добиваться такого разграничения.

Я не мог не поинтересоваться у бывшего сотрудника СБУ, боровшегося с наркобизнесом (юридическим обеспечением коноплеводства он занялся после выхода на пенсию), известно ли ему, какие сеятели конопли сегодня побеждают по посевным площадям — легальные или криминальные? Но оказалось, что даже приблизительными данными о гектарах, засаженных марихуаной, которую должны ликвидировать борцы с незаконным оборотом наркотиков, он не располагает. Но рассказал, что принимал участие в операциях, в ходе которых были выявлены посевы наркосодержащего зелья и на 50, и на 100 га. По его данным, украинские «планокуры» вполне обеспечены отечественным наркотическим сырьем, хватает его и для экспорта.

Итак, первый шаг для выхода из этой абсурдной ситуации очевиден, и никакого, извините, «бурбулятора» изобретать не надо. Как обычная полевая культура конопля выращивается в странах ЕС, Канаде, КНР, РФ и др. Согласно законодательству этих стран коноплю, в которой содержание ТГК не превышает 0,2%, не относят к культурам, содержащим наркотические вещества, она культивируется без ограничений, но при условии получения лицензии на выращивание.

P.S. В прошлом году название последнего пристанища легальной конопли Института лубяных культур удлинилось — он теперь еще и Институт фитофармацевтического сырья. К нему присоединили опытную станцию лекарственных растений г. Лубны. Но это совсем не значит, что здесь начнутся разработки лекарств на основе психотропных веществ из конопли — нет, речь идет о конопляном масле, полезном для пищеварительной и сердечно-сосудистой систем. А наркотической коноплей (как лекарственной) в Украине не занимается ни одно предприятие. И полная несостоятельность нашего государства в этой отрасли медицины, также развивающейся стремительными темпами в странах, где декриминализируется не только конопля, но и марихуана, — тема отдельной статьи.

Наше государство уже давно посадило отечественных наркозависимых пациентов на метадоновую иглу «соросовских фармацевтов», вынудивших Минздрав закупать партии синтетического наркотика для раздачи наркоманам за государственный счет (а ведь подобное «лекарство» можно было производить из собственного мака). И то-то «посмеемся», когда и препараты с каннабиолом начнем закупать у американцев.

Между прочим, злополучным постановлением о «квотах на культивирование растений, содержащих наркотические вещества, и производство и ввоз наркотических средств и психотропных веществ» Кабмин на 77,7% сократил и квоты на выращивание мака снотворного (до 3,122 тыс. га), зато увеличил объемы квотирования трамадола и метадона.

Штрафы и сроки

В Украине запрещено выращивать в частных хозяйствах как наркотическую, так и безнаркотическую коноплю. Любые растения рода каннабис считаются наркосодержащими. Подчеркиваем, получение лицензии возможно лишь при заключении договора с подразделением МВД или охранной фирмой, уполномоченной осуществлять охранную деятельность. Какому селянину придет в голову нанять охранников, которые будут круглосуточно дежурить на его огороде?

В то же время штрафные санкции и меры уголовного наказания за незаконный посев и выращивание конопли и мака у нас постоянно ужесточаются.

Последний раз это произошло в марте 2009-го, когда решением ВР были внесены изменения в ст. 310 Уголовного кодекса, и теперь:

— незаконный посев или незаконное выращивание снотворного мака в количестве до 100 растений или конопли в количестве до 10 растений влечет штраф от 18 до 100 не облагаемых налогом минимумов доходов граждан (306—1700 грн.) с конфискацией незаконно выращиваемых наркосодержащих растений;

— незаконный посев или незаконное выращивание снотворного мака в количестве от 100 до 500 растений или конопли в количестве от 10 до 50 растений наказывается штрафом от 100 до 500 не облагаемых налогом минимумов (1700—8500 грн.) или арестом на срок до шести месяцев, или ограничением свободы до трех лет (что предусматривает содержание осужденных в исправительном учреждении открытого типа без их изоляции);

— незаконный посев или незаконное выращивание снотворного мака или конопли лицом, которое было осуждено по этой статье, а также незаконный посев или незаконное выращивание снотворного мака в количестве 500 и более растений или конопли в количестве 500 и более растений грозит ограничением свободы сроком от трех до семи лет с конфискацией растений и земельного участка, на котором их выращивали.

Источник: 
Автор: 
Роман БАРАШЕВ
Объявления
Все объявления »